воронежская область новоусманский район Официальный сайт администрации Отрадненского сельского поселения
Отрадненское сельское поселение Новоусманского муниципального района Воронежской области

Они держали оборону Воронежа

10.02.2018

Мы продолжаем публиковать воспоминания В.Ф. Беловой, участницы Великой Отечественной войны, дальномерщицы 12-й батареи 183-го Краснознаменного зенитно-артиллерийского полка 3-й дивизии ПВО, командный пункт которого в 1942-1943 годах находился в поселке Отрадное Новоусманского района. Полк, в числе других подразделений Красной Армии, принимал участие в освобождении нашего города от немецко-фашистских захватчиков. О том, как это было, - в боевых эпизодах, описанных фронтовичкой. Они не перестают удивлять мужеством и силой духа советских бойцов, стоявших насмерть у стен Воронежа.

Легендарный подвиг совершила батарея лейтенанта Пелевина, первая вступившая в бой с фашистами. Она была направлена на охрану железнодорожного моста через реку Дон у Семилук. На новом месте батарея еще не успела окопаться, как 4 июля в 13 часов дня со стороны Семилук из леса вышли немецкие танки и бронемашины. В бинокль их хорошо было видно. Они… шли не торопясь, словно и не собирались встретить сопротивление. Но на их пути оказалась батарея лейтенанта Пелевина. Зенитчики, призванные стрелять по воздушным целям, впервые в истории Отечественной войны отражали контрнаступление сухопутных частей противника. Всегда поднятые к небу стволы зениток непривычно прильнули к земле.

— Батарея! По фашистским танкам... прямой наводкой... Огонь! — сорвался от напряжения голос лейтенанта.

Земля словно треснула. Загрохотало вокруг. Стреляли зенитки. Стреляли фашистские танки... Несколько танков было подбито.

— Девушки, быстрее! Снаряды давайте! — командир огневого взвода стоял у орудия. Когда батарея вела огонь по наземным целям прямой наводкой, девушки подносили снаряды к орудиям.

Неожиданно шквальный огонь батареи не дал возможности врагу подойти к железнодорожному мосту, и немецкие танки и бронемашины повернули обратно в лес.

Первая атака фашистов захлебнулась. Через час противник атаковал батарею с воздуха. На нее ринулись шестьдесят «Юнкерсов» и «Мессершмиттов», тридцать танков, несколько бронемашин с пехотой. Снарядов не хватало. Их надо было подносить к орудиям по открытой местности. И девушки, и некоторые ребята отправлялись за снарядами по-пластунски, тянули их на плащ-палатках. Орудия не прекращали стрельбу, наносили смертельный огонь по наседавшему врагу. Потеряв два самолета и три танка, враг был вынужден вновь отойти. На батарее уже были убитые и раненые. Одна из бомб прямым попаданием уничтожила орудие вместе с расчетом. Расчеты редели, но орудия стреляли и замолкали только тогда, когда вражеские снаряды прямым попаданием выводили их из строя.

В 18 часов 30 минут противник, кроме шестидесяти самолетов и тридцати танков, атаковал батарею минометами и артиллерией. Потеряв еще одно орудие с расчетом, батарея отбила и эту атаку, уничтожив два самолета, два танка, более роты пехоты врага и минометную батарею.

Когда в результате боя прямым попаданием было уничтожено третье орудие, батарея продолжала стоять до последнего, хотя у нее оставалось только одно орудие. После гибели наводчика и заряжающего их место заняли прибористки Маша Гостева и Дуся Сорокина. Совмещая перекрестия Маша Гостева крутила маховик, а Дуся Сорокина загоняла в ствол снаряды. В приборе уже хорошо видна черная свастика на броне танка. Зенитка вздрагивает, словно живая, подпрыгивает, как будто хочет оторваться от земли. Вздрогнул вдруг и головной танк, споткнулся на полном ходу, задымил…

Не успела Дуся Сорокина перезарядить зенитку — грохнул вражеский снаряд. Из расчета погибло несколько человек. И среди них нашли свою смерть Маша Гостева и Дуся Сорокина.

В этом бою были убиты разведчица Зина Подгорная и Маша Сотникова и тяжело ранены прибористки Люда Быстрюкова и Нюся Кибальникова.

Девушки подносили снаряды к орудиям. Наконец наступила тишина. Развороченные орудия. Груды металла. Убитые. Раненые. Вражеские громкоговорители не давали покоя, просили сдаваться, обещали сохранить жизни и обеспечить прекрасное будущее. Никто на пропаганду фашистов не обращал внимания. Это еще больше вызывало ненависть к врагу.

Батарея не имела связи. Не знали, что происходит вокруг, где линия обороны. Автомашины от вражеских снарядов вышли из строя. Шоферы все погибли. Батарея продержалась до наступления темноты, затем, забрав раненых, стала отходить в сторону Воронежа.

После лечения в госпитале (ред.) Люда Быстрюкова, Нюся Кибальникова, Катя Крестникова вернулись домой, а вот связистки Аня Кузнецова, Рая Дрововоз пошли исправлять линию и не вернулись. Зою Гущину послали с пакетом на командный пункт дивизиона. И вдруг в густом ольшанике у дороги заухал тяжелый миномет, и Зоя нашла свою смерть от недалеко разорвавшегося снаряда.

Батарея лейтенанта Пелевина потеряла 49 человек убитыми и 37 ранеными, но противника на своем участке не пропустила. Она уничтожила 4 самолета, 7 танков, 3 автомобиля, одну минометную батарею и более роты пехоты. Легендарный подвиг воинов батареи лейтенанта Пелевина, задержавшего врага у Семилукского моста, навечно вошел в боевую историю полка и войск ПВО.

А со станции «Воронеж» машинист, фамилия которого, к сожалению, неизвестна, в начале боя вывел состав с боеприпасами на мост, отцепил паровоз, поджег вагоны со снарядами и уехал, не дав возможности фашистам перейти через реку.

Неподалеку от железнодорожного моста станции «Отрожка», за насыпью скрывалась батарея лейтенанта Сыроваткина. Огонь батареи заставлял вражеские самолеты сбрасывать бомбы мимо моста. Через определенные промежутки времени строем шли тяжелые бомбардировщики. Батарея Сыроваткина стреляла по горизонтально летящим самолетам, а сзади из-под солнца вынырнули пикирующие стервятники. Создалась угроза не только подавления батареи, но и разрушения моста. Орудие, выдвинутое для отражения танкового наступления, развернуло ствол. Сержант Проскурин «загонял» самолет в перекрестие прибора. Слезились глаза от нестерпимой голубизны неба, но сержант упрямо держал цель.

— По фашистам! Взрыватель 13.

Выстрел — и на крыле рядом с черным крестом заплясал огонек, быстро разрастаясь в большое пламя, потом возник длинный черный след, и, волоча его за собой, «Юнкерс-87» перешел в крутое пике и врезался в землю.

Жестокие бои выдержала батарея лейтенанта Федотовских, прикрывавшая дорогу на Малышево. Батарея отражала и воздушные, и наземные атаки. Стволы орудий были накалены до предела, а снарядов не хватало. Как тени, сновали мы в кромешном аду, таская ящики с боеприпасами, которые пригибали наши хрупкие девичьи фигуры к земле. Кругом рвались снаряды, от стрельбы стоял невероятный гул, жужжали осколки и, казалось, что тебя может защитить от этого ада каска на голове и ящик со снарядами на спине. Сейчас не верится, что это было с нами. Где только силы брались?! Ведь в ящике четыре снаряда, и каждый снаряд весит по 17 кг.

Аня Подоляк, прибывшая на нашу батарею радисткой, рассказала, как погибла Вера Соколенко и другие ребята. Было три часа ночи. Немцы летели бомбить передовую. А батарея находилась на поляне, недалеко от передовой. Неожиданно всю батарею озарил огонь и раздался невероятной силы взрыв. По-видимому, произошел просчет немецкого летчика. Бомба упала в две землянки: в одной отдыхали девушки – прибористки, в другой — ребята. Эти две землянки соединяла траншея, а посредине траншеи установлен прибор. По всей батарее стоял запах горелого мяса. Стали собирать останки погибших товарищей. От Веры Соколенко осталась голова и комсомольский билет, от Делата Малокурова — кисть руки. От остальных — кусочки, которые положили в две плащ-палатки, сделали две могилки. На одной могилке написали фамилии девушек, на другой — ребят.

После всего пережитого всем было просто страшно. Ведь нам в то время было по восемнадцать лет. Но мы не думали о смерти. Нам почему-то казалось, что мы никогда не погибнем.

4 и 5 июля батарея уничтожила 4 танка и 6 самолетов противника. Орудийный расчет сержанта Кодаскова сбил 3 самолета, уничтожил более сотни фашистов и взорвал 2 склада боеприпасов врага. Ценой больших потерь в боях с превосходящими силами противника батарея удерживала переправу через реку Дон и не пускала его на восточный берег. В течение этих двух дней активность налетов авиации противника над объектами полка достигла самой высокой точки. Полком было отражено 16 танковых атак и более 25 групповых налетов авиации. За два дня было сбито 13 самолетов.

7 июля гитлеровцы попытались захватить Чернавский мост. Ночью по дорожному полотну бойцы тянули орудия вручную, то и дело подкладывая бревна. К сожалению, несколько орудий так и не дошли до места назначения. Были уничтожены на Чернавском мосту немецкими автоматчиками. Там и погибли дальномерщики Лебедев и Павлов.

12 июля гитлеровцы при поддержке танков предприняли наступление в районе сельскохозяйственного института и заняли его.

В ночь на 13 июля офицеры Заборонько, Медведев и Попов умелыми и решительными действиями разгромили вражеский блиндаж — штаб немецкого батальона. В рукопашной схватке уничтожили 20 гитлеровцев и 6 захватили в плен. На допросе пленные дали ценные сведения советскому командованию о планах и целях фашистов в Воронежской операции. За это офицеры полка были награждены.

1З июля в момент явной угрозы захвата противником огневой позиции батареи командир полка майор С.Я. Белавенец с группой из 60 зенитчиков контратаковал врага, и при поддержке огнем зенитных орудий и пулеметов было восстановлено прежнее положение наших войск. Враг понес большие потери. В момент штурма сельскохозяйственного института командир орудия младший сержант Томилин, продвигаясь с нашей пехотой, огнем своего орудия уничтожил группу автоматчиков, засевших в башне здания, подавил минометную батарею и подбил два немецких танка. Этот беспримерный подвиг описан в истории ПВО страны.

Под градом бомб и пуль орудийный расчет старшего сержанта Павлова действовал решительно и смело. Горсткой героев было сбито три фашистских пирата «Ю-88». От разрыва бомбы погиб весь расчет и было повреждено орудие. Оставшийся в живых коммунист Павлов отомстил врагу за гибель товарищей, уничтожив из винтовки на переднем крае у реки Дон 15 гитлеровцев. За этот подвиг он был награжден.

Особенно ожесточенные бои развернулись не только в районе сельскохозяйственного института, но и в роще Сердца, которую солдаты окрестили «рощей смерти». Незадолго до этого был объявлен приказ № 227 Народного Комиссара Обороны И.В. Сталина «Ни шагу назад».

Оценивая кровопролитные бои за каждый метр земли в «роще смерти», где особенно много полегло солдат, Маршал Советского Союза Ф. И. Голиков воздал должное ее защитникам:

«...Это была свежая сибирская дивизия. Многие ее бойцы — юноши восемнадцати-девятнадцати лет — не имели боевого опыта. Но воинская дисциплина, политико-моральное состояние были крепкими. Пехотинцы, артиллеристы, минеры стояли насмерть».

Любыми силами надо было остановить отборные немецкие дивизии, которые торопились разбить советские войска. Офицеры связи противника доносили Гитлеру, что внезапного нападения на Воронеж не получилось, что приходится подготавливать планомерное наступление, поскольку каждая атака встречается контратакой.

14 июля к Воронежу подошли части 60-й армии с севера и 100-й стрелковой дивизии с востока, а наш полк был оставлен на противовоздушную оборону частей, сосредоточившихся в районе города.

Бывший комиссар 1-й батареи М. Воронин в заметке «До последнего дыхания» писал: «…В ожесточенных кровопролитных схватках за Воронеж личный состав батареи нанес противнику большой урон в живой силе и технике. Однажды мы отражали атаку гитлеровцев. Осколком снаряда в грудь был ранен заряжающий Михаил Попов. Превозмогая боль, он после этого произвел еще несколько выстрелов по наступающей вражеской цепи и замертво упал на лафет орудия. Командир орудия Игнат Подзубанов, несмотря на серьезное ранение, не оставил поля боя. Его орудие уничтожило минометный расчет до двух десятков солдат противника, подавило пулеметную точку. Орудийный расчет сержанта Ворожцова в артиллерийской дуэли уничтожил два вражеских орудия с прислугой.

Спокойно и уверенно действовали под непрерывным огнем противника дальномерщицы Мария Болдырева и Антонина Занина, радистка Анна Попова, разведчицы Анна Пономарева, Анна Буздалина, связистки Татьяна Мельникова, Евдокия Кисурина, Анна Голоденко, медсестра Мария Рыкунова».

Летняя кампания 1942 года закончилась для немецкой армии тяжелым поражением. За семь месяцев им так и не удалось продвинуться в левобережную часть города. В этом немалая заслуга зенитчиков нашего полка.

В героической эпопее сражения на воронежской земле воины-однополчане прославили свои имена и заслужили уважение воронежцев. Решением исполкома Воронежского городского Совета депутатов трудящихся № 320 от 26 апреля 1965 г. в городе, в районе новостроек с красивым названием «Березовая роща» на месте кровопролитных боев на фасаде одного из пятиэтажных зданий установлена мемориальная доска № 60 с надписью: «Бесстрашным воинам 183-го зенитно-артиллерийского полка, героически сражавшегося с фашистскими танками и самолетами у стен Воронежа летом 1942 года».