Отрадненское сельское поселение Новоусманского муниципального района Воронежской области

Интересное в Отрадном. История семьи Романовой В.Е. «Тётенька»

22.08.2017

«Мы ехали в обозе, дул сильнейший ветер, на маму обрушилось бревно, она упала с телеги, сильно ушиблась и умерла…

За год до войны отца забрали в НКВД, отобрали у нас лошадь и дом, и мы бездомные и голодные ходили по селу, стучались в каждую дверь, но нас никто не приютил и не обогрел. Да и кому нужны лишние рты? В то время почти все бедствовали, и каждая крошка хлеба была на счету…

В нашей семье было четверо детей: две сестры – Полина и Наташа, и два брата – Я – Егор и Иван. Когда не стало родителей, мне, младшему, исполнилось два года... После наших скитаний нас приютила в свой дом совершенно чужая, одинокая женщина. Власова Евдокия Егоровна. Мы называли ее Тетенькой, она заменила нам мать. Она была замужем, но ее муж погиб в Финскую войну.

Утром и вечером Тетенька молилась за всю Россию и за нас, сирот. Днем же она трудилась, поднимая чужих детей. Жили мы бедно и голодно. Но однажды совсем стало плохо: нашу спасительницу забрали в милицию за то, что она была верующим человеком.

Каждое лето мы еще работали в колхозе: сеяли пшеницу, собирали колоски, вязали снопы. Когда грянула война, мне было уже одиннадцать лет. Мы продолжали упорно и добросовестно трудиться и сразу же ждать Победу. Наступило второе военное лето – 1942 год. Враг продвигался вглубь России и подбирался к нашему городу Воронежу. Уже был захвачен правый берег Воронежа. В нашем колхозе уродился богатый урожай. Все до одного мы работали в поле. Немцы обстреливали нашу территорию, над нашими головами свистели пули. Было очень страшно, но мы убрали урожай. Огневая точка фашистов располагалась на Покровском храме в г. Воронеже, оттуда был хороший просмотр территории, немцы отслеживали передвижение русских солдат и военной техники, может быть, именно поэтому из нас никто не погиб.

В августе 1942 года началась эвакуация. Наша семья должна была уйти в одно из сел Щучинского района. На пять семей давали одну подводу, а семьи были большие, до десяти человек и более. Разрешали брать с собой еду и одежду. А у нас и этого не было. Взяли чугун, ложки и немного прошлогодней картошки, надели на себя все, что было, и пошли пешком. Надо было преодолеть 120 километров! Многие от голода падали. Кто упадет от слабости, того положат на подводу. Полежит немного, придет в себя - снова идет, а на его место кладут другого. Среди нас были только женщины, старики и дети.

Весной 1943 года вернулись домой. Многие дома были разрушены, а наш – уцелел. Сестры ушли работать по найму в богатые дома. Брата взяли на войну. Я стал ходить в школу, которая находилась на ул. Луговой, в сегодняшнем доме Белозеровых: одну комнату занимали ясли, в двух других размещались классы. Детей было очень много. Голодные, полураздетые, а в школу ходили! Писать было не на чем и нечем. Найдешь, бывало, клочок мятой бумаги из-под мешка с цементом, и полустертый карандаш – тому и рад, тем и пользуешься.

Вот какое было у нас детство! Помню, постоянно хотелось есть, а Тетенька все время говорила, что надо потерпеть. Мы терпели… потому выжили все четверо. Власова Евдокия Егоровна дожила с нами до глубокой старости. Теперь и мы все до старости дожили. Бог нам помог. Именно Господь оберег нас и нашу спасительницу в такие тяжкие годы. Таково мое мнение. Всю свою жизнь она была глубоко верующим человеком. Односельчанам она запомнилась с самодельной тележечкой, и все время она продавала: то ли яблочки, то ли какую-нибудь огородную снедь. После всех мытарств, в человеке до самого конца жизни было заложено: любой работой – но копеечку заработай. Ее любили и вспоминали с уважением».

Из воспоминаний жителей п. Отрадное и Романовой В.Е.