воронежская область новоусманский район Официальный сайт администрации Отрадненского сельского поселения
Отрадненское сельское поселение Новоусманского муниципального района Воронежской области

К юбилею Победы. «Живу полной жизнью»

14.04.2015

Владимир Игнатьевич Иванов родился в городе Овруч Житомирской области 30 июля 1926 года.

В грозном для нашей страны июле 42-го школьник Володя Иванов во время эвакуации оказался под Воронежем. Ехали на трех повозках – в одной из них семья знаменитого академика Аведикта Лукьяновича Мазлумова, «отца» Всесоюзного научно-исследовательского института сахарной свеклы, что под Рамонью. В районе Рамони-то Иванов и попал под бомбежку. Но – повезло, остался жив.

Повезло и по дороге в Среднюю Азию, куда он был отправлен. В их эшелоне везли коров, ребята доили буренок и продавали молоко.

И вот – Казахстан, город Джамбул, глубокий тыл. Но Владимир хотел воевать. А каким образом, если тебе всего шестнадцать? Тогда Иванов, чтобы осуществить свою мечту, в военкомате прибавил к своему возрасту полтора года, что для физически крепкого парня не составляло особого труда. А документы – Володя сказал, что они сгорели под Воронежем. Так мечта осуществилась – он стал солдатом. Правда, пока что в тылу, но Иванов не без оснований надеялся, что на фронт он рано или поздно попадет. В Джамбуле его зачислили минометчиком в 368-й запасной стрелковый полк. Здесь уже пришлось труднее. Одна плита миномета весила 64 килограмма! Конечно, он никому не сказал, что ему тяжело – и надорвался. Отправили в госпиталь, эвакуированный из Ленинграда. Там парень перенес две операции. Затем его направили под Чирчик – это недалеко от Ташкента, а уж оттуда – в Прибалтику.

Это уже не тыл, а самый что ни на есть 1-й Прибалтийский фронт. Владимир Иванович вспоминает, как в конце июня, накануне знаменитой военной операции «Багратион» он, исполняя обязанности телефониста, за четыре километра таскал снаряды. А утром грянула сама операция. Дивизион, в котором служил Иванов, был самым маленьким – с двубатарейным составом. Посадили бойцов на машины и белорусские партизаны повезли колонну к месту дислокации. По дороге наших артиллеристов обстреляли два вражеских «мессера». Появились убитые. Пока хоронили своих павших, колонна уехала. Пришлось принимать бой, в котором были новые потери. Убило командира, старшего сержанта Иншакова, тяжело ранило наводчика Сапрыкина. Кончился боезапас. Тогда наводчик Ланцев взял Сапрыкина и понес. Больше Иванов их не видел… Так прошло боевое крещение Владимира Игнатьевича.

А сколько всего Иванов пережил за последний военный год! Под Шауляем их атаковала СС-овская танковая дивизия, у Мемеля в самый неподходящий момент лопнула рессора пятитонной гаубицы. Он видел, как немецкие корабли били по нашим Т-34, на его глазах от шальных снарядов гибли товарищи.

Осенью 44-го Владимир Иванов участвовал в прорыве обороны фашистов под Бауской юго-западнее Риги. К слову, за тот прорыв у Владимира Игнатьевича до сих пор хранится письменная благодарность от И.В. Сталина. У Бауски артиллеристы стояли метрах в восьмистах от пехоты, кухня же расположилась за 2-3 километра, в лесу. За едой ходили по двое. Обратно несли ведро, вещмешок с хлебом, термос с борщом и флягу с водкой. Пошел и Владимир Иванов. А на колокольне местной церкви засели два немецких снайпера. Серьезные ребята! Не один и не два наших убитых лежало недалеко от церкви. Когда Владимир с напарником возвращался уже обратно, снайпер выстрелил по ним. Иванов чувствует, потекло по нему горячее – все, попал снайпер. Но повезло – да еще как! – и в этот раз. Немецкая пуля пробила всего лишь термос с борщом и не кровь, а горячий обед обжег тело.

Вспоминает Владимир Игнатьевич и то, как гитлеровская пропаганда обработала прибалтов. Однажды местные женщины специально пришли посмотреть на наших солдат и все выглядывали, нет ли у русских рогов!

Бывало и такое: у белорусского городка Лепель, когда весь полк встал на прямую наводку, наши же штурмовики обстреляли их по ошибке.

В составе полка Владимир Игнатьевич освобождал Восточную Пруссию, участвовал в уничтожении 100-тысячной Курляндской группировки. Во время этой операции, находясь на посту, Иванов получил от разорвавшегося недалеко снаряда осколок, который застрял меж ребер. Санинструктор вытащил его пассатижами!

С таким ранением отправили Иванова в госпиталь. Лежал с Владимиром Игнатьевичем разведчик Андрей Чудинов, раненый в пятку. Иванов предлагал разведчику удрать из госпиталя – только куда тому на одной-то ноге. Ушел один – Чудинов отдал ему свой хлебный паек в дорогу. К вечеру Иванов добрался до одной мызы. Хозяин его приветил и предложил переночевать. Правда, побег из госпиталя едва не вышел для Владимира боком. Утром, попрощавшись с хозяином мызы, Иванов отправился к своим и напоролся на заградотряд. А документов нет… Хорошо, знакомые офицеры увидели.

Владимир Игнатьевич рассказывает, как однажды он попал под обстрел – не в первый раз, конечно. У нас стояли английские танки «Валентайны». Когда они прогревались, то сильно урчали, а на звук этого «урчания» немцы и совершали обстрелы. «Бабах!» – как раз туда, где стоял Иванов. Дым, ничего не видно – «Иванова убило!» – закричали. Но в который раз судьба хранила Владимира Игнатьевича. Между прочим, если бы его в свое время не перевели на гаубицу, то точно убило бы, ибо весь его прежний артрасчет погиб.

Война для Владимира Иванова закончилась отнюдь не 9 мая – еще 11-го числа он пережил очень сильный артобстрел. Казалось бы, что такое два дня? Однако на фронте дорога каждая секунда… Бывает, за короткий миг человек проживает целую жизнь.

С окончанием Великой Отечественной боевой путь ветерана не закончился – их дивизию перебросили из Латвии аж в Туркестан. Стояли в самой южной точке Советского Союза – Кушке. Помогали пограничникам в борьбе с басмачами, которые то и дело приходили из Афганистана. Жили в казармах, построенных еще до революции. Кроме того, о царском прошлом напоминал большой юбилейный крест, посвященный 300-летию династии Романовых.

Потом была военная учеба в Севастополе, в Житомирском Краснознаменном зенитно-артиллерийском училище, по окончании которого в аттестате Владимира Игнатьевича красовались три «пятерки» и две «четверки», а значит, право выбора дальнейшего места службы. Иванов выбрал Балтику, где и служил в должности командира прибора управления зенитно-артиллерийского орудия. В 1952 году его перевели в Польшу, туда, где река Одер впадает в Балтийское море. Есть там такой городок со славянским названием Свиноустье (впрочем, по-немцки звучит «Свиномюнде»), откуда командир 2-й батареи Иванов видел виллу Геринга.

Окончив ратный труд, капитан в отставке Иванов Владимир Игнатьевич переехал в наши воронежские края. Преподавал в новоживотиновской школе военное дело и физкультуру и заочно учился на историко-филологическом факультете ВГУ. Его диплом, между прочим, так и назывался «История села Новоживотинное». Затем он работал директором вечерней школы села Першино Нижнедевицкого района. Однако большую часть своей трудовой деятельности Владимир Игнатьевич посвятил поселку Отрадное, где преподавал историю и отработал директором Выкрестовской школы до 70 лет. Собственно, во многом благодаря стараниям Владимира Игнатьевича, выстроилась Отрадненская школа.

Бывшие ученики, сами давно ставшие преподавателями, с теплотой и любовью вспоминает близкого и родного учителя истории. Именно его увлекательные рассказы, знание предмета, его патриотизм и героическое прошлое сыграли большую роль в выборе их будущей профессии.

Каждый из его учеников старался быть на него похожим. Мальчишки хотели служить в армии, защищать свою Родину, быть такими же дисциплинированными, принципиальными и сильными. В сердце бывшего фронтовика тема войны и в мирное время всегда оставалась главной.

В свое время Владимир Игнатьевич занялся поиском тех, кто защищал Воронеж. В Совете ветеранов ему дали адреса двух фронтовиков, проживавших в Киеве и Свердловске, а в годы войны служивших в 8-ой отдельной истребительной бригаде, которая сражалась за Воронеж. Завязалась переписка, началась поисково-исследовательская работа и родилась идея создать в отрадненской школе музей. Ученики с энтузиазмом помогали своему учителю. В Воронеж и Отрадное приезжали убеленные сединой ветераны из Тюмени, Средней Азии, с Украины. Среди них – первый комендант Воронежа после освобождения города, Герой Советского Союза полковник В.М. Морозов – а в 43-м капитан, начальник штаба бригады. Это знаменательное событие произошло в мае 1988 года.

В Отрадном без Владимира Игнатьевича не проходит ни одно значительное событие. К нему и сейчас обращаются за помощью, а его стараниями воплощаются в жизнь многие нужды жителей Отрадного. «Живу полной жизнью» – говорит Владимир Игнатьевич. Он с удовольствием встречается с молодым поколением и делится с ними воспоминаниями о Великой Отечественной войне.

За свое служение Родине Иванов награжден орденом Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За доблестный труд», «XX лет Советской армии и флота», «За победу над Германией» и юбилейными наградами. А еще Владимир Игнатьевич заслужил вечную благодарность не одного поколения наших земляков и всего нашего народа.

                                               Игорь Маркин.